Возмещение расходов на оплату услуг представителя при ведении дела в арбитражном суде

По правилам, установленным АПК РФ, с проигравшей судебный процесс стороны в пользу выигравшей стороны взыскиваются судебные расходы. В их состав по заявлению сторон могут включаться затраты на оплату услуг представителя (физического или юридического лица), который осуществлял ведение дела (либо оказывал отдельные услуги: подготовка искового заявление, участие в заседании, составление ходатайств и т.п.).
Особенности, на которые следует обратить внимание.
Уменьшение судом суммы расходов на представителя, подлежащей взысканию.
Как определяются конкретные суммы, используемые в качестве разумных пределов?
Возмещение расходов при установлении размера оплаты услуг в зависимости от результата (гонорар успеха).
Распределение расходов при частичном удовлетворении исковых требований.

В 2016 году Пленум Верховного суда РФ дал новые разъяснения относительно возмещения судебных издержек (Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 21 января 2016 г. N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела»), в которых были изложены некоторые новые тезисы в отношении, в том числе и компенсации расходов на представителя.
В данной статье мы постараемся рассмотреть основные вопросы возмещения расходов стороны на оплату услуг представителя с учетом последних изменений законодательства и судебной практики, актуальных на 2017 год.
Особенности, на которые следует обратить внимание.
1) Расходы на представителя взыскиваются только по заявлению стороны.
Если вопрос о распределении иных судебных издержек по правилам АПК РФ должен разрешаться судом самостоятельно (хотя на практике, как правило, судьи без соответствующего ходатайства не разрешают даже вопрос о распределении государственной пошлины), то компенсация услуг представителя происходит исключительно в заявительном порядке.
2) Возмещению подлежат только фактически понесенные и подтвержденные издержки.
Это означает, что если вы требуете компенсации оплаты юридических услуг, оплата должна быть фактически произведена на момент предъявления требования. В качестве доказательств понесенных расходов как правило представляются:
– Договор на оказание юридических услуг или иной документ, подтверждающий предмет оплаченных услуг.
– Платежное поручение (при безналичном расчете), кассовый чек, кассовый ордер, квитанция (при оплате наличными).
3) Расходы не всегда могут быть взысканы в полном объеме. Довольно часто судьи принимают решение о компенсации лишь части затраченных средств.
Уменьшение судом суммы расходов на представителя, подлежащей взысканию.
Сумма затрат на услуги представителя, равно как и других издержек на ведение дела, подлежащая взысканию с проигравшей стороны, может быть уменьшена судом.
В соответствии с АПК РФ возмещению подлежат расходы в разумных пределах. При этом согласно разъяснениям Верховного суда от 2016г. разумными следует считать такие расходы на оплату услуг представителя, которые при сравнимых обстоятельствах обычно взимаются за аналогичные услуги. При определении разумности могут учитываться объем заявленных требований, цена иска, сложность дела, объем оказанных представителем услуг, время, необходимое на подготовку им процессуальных документов, продолжительность рассмотрения дела и другие обстоятельства.
Как видно из позиции Верховного суда, при определении разумности размера расходов должны использоваться объективные критерии, определяющие объем и сложность оказываемых услуг, а субъективные особенности конкретного исполнителя, оказывающего услуги, при этом никаким образом не учитываются (о недопустимости обоснования размера вознаграждения известностью исполнителя напрямую указано в Постановлении Пленума).
Означает ли это, что при использовании исключительно критериев, указанных Верховным судом, в расчет не будет приниматься рейтинг, квалификация и репутация представителя (или юридической компании)?
Предположим, что ответ на этот вопрос положительный. То есть тот факт, что Вы обратились за юридической помощью к известному адвокату или в крупную международную организацию, имеющую хорошую репутацию на рынке, и заплатили сумму, превышающую среднерыночную стоимость подобных услуг, не должен повлиять на оценку разумности стоимости услуг представителя.
Подобный подход перечеркивает наметившуюся в последние годы тенденцию на взыскание довольно существенных сумм, уплаченных сторонами за ведение дела, по мотивам привлечения исполнителей, условно говоря, «повышенной ценовой категории».
Такая практика начала формироваться под влиянием Постановления Президиума ВАС РФ от 2012 года (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 марта 2012 года № 16067/11), в соответствии с которым наряду с другими критериями при оценке разумного предела стоимости услуг представителя следовало учитывать соразмерность стоимости таких же услуг, оказываемых другими юридическими фирмами того же рейтингового уровня по критериям известности, открытости, качества услуг. То есть оценка по среднерыночным показателям сменялась на выделение неких ценовых категорий на основании рейтингов.
В своем Постановлении от 2014 года Президиум ВАС РФ пошел в этом вопросе еще дальше и указал на необходимость оценки не только объема, но и качества оказываемых услуг. Немало удивления вызвал способ оценки качества, поскольку ВАС РФ предписывал учитывать такие особенности исполнителя, как, например, «владение научными доктринами».
Одним из наиболее известных решений, в которых нашел отражение новый подход, было дело с участием компании «ИКЕА» (А41-16126/12), в котором арбитражный суд постановил компенсировать последней представительские расходы на сумму почти 14 миллионов рублей, обосновав разумность высокой цены человеко-часа, применяемой при расчете стоимости услуг, именно оценкой квалификации и рейтинга исполнителя.
Впоследствии апелляционная инстанция уменьшила сумму компенсации до 6 миллионов рублей, однако это было вызвано не переоценкой критериев разумности размера вознаграждения, а признанием ряда оказанных услуг не соответствующим содержанию судебных расходов, поскольку их оказание не являлось необходимым непосредственно для ведения дела.
Указанные решения были проверены судами последующих инстанций, в том числе Верховным судом, и примененный подход к оценке соразмерности вознаграждения объему и качеству услуг был признан правильным.
Вместе с тем, как уже было отмечено, новые разъяснения Верховного суда напрямую не предписывают судам учитывать рейтинг юридической компании, качество оказываемых услуг и другие особенности, характеризующие конкретного исполнителя. Напротив, сделана отдельная оговорка о невозможности обосновывать размер вознаграждения известностью исполнителя.
Анализ арбитражной практики за 2016-2017 годы позволяет сделать вывод, что суды все же иногда позволяют себе цитирование вышеуказанных постановлений Президиума ВАС РФ, однако оценку рейтинга конкретных исполнителей предпочитают не производить, а доводы сторон на эту тему игнорировать.
Сам Верховный суд в одном из определений (Определение Верховного Суда РФ от 9 февраля 2016 г. N 303-ЭС15-3372), вынесенных после издания вышеупомянутого Постановления Пленума, ссылался на возможность применения рейтингов, что может указывать на возможное одобрение подобного подхода, однако в большинстве случаев суды продолжают значительно снижать суммы компенсации, не взирая на доводы сторон.
Исходя из этого, можно сделать вывод, что подобный подход вряд ли получит широкое распространение в ближайшее время, и суды будут продолжать оценивать разумность вознаграждения за ведение дела, не учитывая особенности конкретного исполнителя.
Согласно разъяснениям Верховного суда суд не вправе самостоятельно, без соответствующего заявления второй стороны, уменьшать размер судебных издержек, однако может сделать это в случае их явной чрезмерности.
Поскольку никаких четких способов определения подобной «чрезмерности» не установлено, на практике это означает, что судьи произвольно принимают решение об уменьшении размера компенсации, исходя из собственных оценочных критериев.
Отсутствие заявления второй стороны о чрезмерности расходов не производит впечатления на последующие инстанции при обжаловании подобных действий судьи, однако впоследствии арбитражный суд вплоть до кассационной инстанции может применить свои критерии оценки разумных пределов и произвольным образом изменить сумму компенсации (как в большую, так и в меньшую сторону).
Как определяются конкретные суммы, используемые в качестве разумных пределов?
Как уже было сказано, Верховный суд в своем постановлении определил критерии, которые необходимо учитывать, однако не указал, каким образом судьям надлежит рассчитывать конкретные суммы.
Вместе с тем, ВАС РФ еще в 2004 году (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 13 августа 2004 г. N 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации») предписал использовать для расчета, в том числе следующие данные:
1) Нормы расходов на служебные командировки, установленные правовыми актами.
2) Стоимость экономных транспортных услуг.
3) Сложившаяся в регионе стоимость оплаты услуг адвокатов.
4) Имеющиеся сведения статистических органов о ценах на рынке юридических услуг.
С командировочными и транспортными расходами все более-менее понятно, однако последние два пункта не разрешают вопрос, а скорее порождают новые.
В соответствии с разъяснениями того периода доказательства разумности расходов представляла сторона, требующая компенсации оплаты услуг представителя. В этой связи именно на нее ложилось бремя сбора соответствующих статистических данных.
Однако впоследствии ВАС РФ применил иной подход (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 декабря 2007 г. N 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах») и указал, что сторона-заявитель доказывает только факт несения расходов, а сторона, заявляющая об их чрезмерности, должна обосновать размер расходов, которые по ее мнению были бы разумными и не чрезмерными.
Впоследствии сформировалась тенденция на произвольное применение критериев чрезмерности судьями по собственной инициативе, что по логике вещей относило именно к компетенции судьи сбор необходимых данных, обосновывающих разумность расходов.
Однако на практике судьи совсем не горели желанием заниматься подобными вещами и, как правило, ограничивались формальным указанием на некие «средние, действующие в регионе, расценки». Следует также отметить, что в действительности каких-либо определенных централизованных источников подобной информации не существует, и каким образом, по мнению ВАС РФ, такие данные должны быть получены, до сих пор остается загадкой.
На сегодняшний же день можно констатировать факт, что на практике используются абсолютно произвольные цифры, которые судья в каждом конкретном деле определяет на основании личных оценочных критериев. Иногда, правда, судами принимаются во внимание рекомендации по оплате труда адвокатов, утвержденные региональными адвокатскими палатами, однако они используются в основном не для расчета размера присуждаемой компенсации, а для подтверждения обоснованности заявленной одной из сторон суммы.
Мы встречали случаи, когда Арбитражный суд СПб и ЛО оценивал стоимость участия представителя в одном заседании арбитражного суда в 1000 рублей, и в то же время случаи, когда за сопровождение простейшего дела о взыскании документально подтвержденной задолженности, разрешенного за два заседания, со стороны взыскивалось более 100000 рублей.
При этом на практике попытки обосновать разумный размер расходов предоставлением информации (например, прайсов, коммерческих предложений юридических компаний) о стоимости подобных расходов в среднем по региону крайне неэффективны и едва ли стоят затрачиваемого на сбор такой информации времени. Более того, судом может быть не принят во внимание даже отчет об оценке рыночной стоимости услуг, сделанный в полном соответствии с ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (см., например, Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 6 июня 2016 г. N Ф09-8833/15 по делу N А60-51690/2014).
К сожалению, на сегодняшний день отсутствуют эффективные способы борьбы с несправедливым и несоразмерным завышением либо занижением компенсации расходов на оплату услуг представителя. При обращении за оказанием юридических услуг по представительству интересов в арбитражном суде следует учитывать эти риски наравне с другими.
Возмещение расходов при установлении размера оплаты услуг в зависимости от результата (гонорар успеха).
На рынке юридических услуг распространена практика определения размера оплаты услуг представителя в зависимости от принятого решения либо размера фактически взысканных денежных средств.
Чаще всего встречается условие об определении гонорара представителя в процентах (например, 20%) от суммы взыскания, указанной в судебном решении. Особенностью такого подхода является тот факт, что окончательный размер расходов определяется уже после вынесения решения.
Правовая оценка подобного способа определения стоимости услуг (как правило, называемого «гонорар успеха») является очень давним предметом множества споров и разногласий. Если Вы хотите подробнее изучить этот вопрос, рекомендуем ознакомиться с нашей статьей на тему гонорара успеха.
Однако вопрос о возмещении расходов на представителя при подобном способе оплаты услуг заслуживает более подробного освещения.
В 2007 году ВАС РФ дал уже упоминавшиеся разъяснения (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 декабря 2007 г. N 121 «Обзор судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах»), в том числе о взыскании расходов на представителя, выплаченных в форме гонорара успеха.
Не смотря на то, что само по себе условие о выплате вознаграждения в зависимости от исхода дела на тот момент не признавалось законным в судебной практике, выплата подобного гонорара не влекла за собой невозможность взыскать понесенные расходы со второй стороны в порядке, предусмотренном АПК РФ.
Поскольку возмещению подлежат только фактически понесенные расходы (то есть услуги, уже оплаченные стороной на момент предъявления требования о возмещении), заявить требование о компенсации подобных издержек в ходе судебного разбирательства нельзя – суд откажет в удовлетворении заявления, поскольку будут отсутствовать доказательства факта несения расходов. Наличие обязательства о выплате в будущем дополнительного вознаграждения не будет принято судом во внимание.
Вместе с тем АПК РФ позволяет заявить требование о возмещении расходов на представителя и после вынесения судом решения по существу. Для этого в течение 6 месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного акта по делу должно быть подано соответствующее ходатайство.
Это означает, что если Вы заключили договор на оказание услуг представительства в суде с оплатой в размере процентов от взысканной суммы, Вы сможете возместить такие расходы с проигравшей стороны после фактической оплаты услуг представителя, если оплата будет произведена, а заявление подано в течение 6 месяцев с момента вступления в силу последнего решения по делу (таковым могут быть решения, определения, постановления судов первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанции).
Поскольку при применении «гонорара успеха» представитель берет на себя риски возможного проигрыша дела, стоимость услуг при таких условиях значительно превышает стоимость услуг при заключении стандартного договора с фиксированной суммой. В случае выигрыша дела и выплаты Вами такого увеличенного вознаграждения в судебном заседании встанет вопрос о соразмерности стоимости оказанных услуг их объему.
Как уже было сказано, возмещению подлежат расходы в разумных пределах, которые определяются на основании соответствующих критериев.
Поскольку среди этих критериев отсутствуют риски, которые берет на себя представитель и которые обуславливают высокую стоимость услуг, размер компенсации в большинстве случаев будет уменьшен судом до суммы, которая в понимании судьи будет соответствовать «разумным пределам». То есть Вы сможете взыскать с проигравшей стороны лишь небольшую часть выплаченного Вами вознаграждения.
Все вышесказанное справедливо, если оплата услуг представителя производилась полностью в форме гонорара успеха (без фиксированной суммы предоплаты). Если Вы воспользуетесь механизмом премирования (фиксированная цена и дополнительная премия, выплачиваемая в случае успеха), то взыскать с оппонента дополнительно выплаченную премию будет практически невозможно (см., например, Определение Верховного суда от 26.02.2015 по делу № А60-11353/2013, Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25 мая 2015 г. N 302-КГ15-2312).
Распределение расходов при частичном удовлетворении исковых требований.
На практике нередко возникают ситуации, когда суд удовлетворяет только часть заявленных требований (например, взыскивает основной долг, но отказывает во взыскании неустойки).
АПК РФ указывает на необходимость пропорционального распределения судебных расходов, однако затраты на оплату услуг представителя по смыслу ст. 110 взыскиваются в пользу лица, выигравшего дело. То есть, если следовать буквальному толкованию указанной нормы, распределение расходов на оплату услуг представителей не производится, и при частичном удовлетворении исковых требований, они могут быть взысканы только с ответчика в пользу истца.
Подобный подход долгое время применялся на практике, однако вышеупомянутые разъяснения Верховного суда РФ от 2016г. распространили действие правила о пропорциональном распределении расходов, в том числе и на оплату услуг представителя.
В соответствии с новым подходом Верховного суда расходы на представителя надлежит взыскать с каждой из сторон в пользу другой стороны пропорционально размеру удовлетворенных требований. Например, если был заявлен иск о взыскании 100 000 рублей, а в итоге взыскано было 40 000, ответчик обязан компенсировать истцу 40% стоимости услуг представителя, а истец ответчику – 60%.
При этом суд либо по ходатайству одной из сторон, либо по собственной инициативе может провести зачет указанных требований и в решении отразить окончательную разницу, которую надлежит взыскать с одной из сторон в пользу другой.
При применении новых разъяснений на практике возникает интересный вопрос: как поступать с тем фактом, что стороны в большинстве случаев несут затраты на сопровождение дела в разных размерах?
Установить обоснованность таких издержек, как оплата экспертизы, госпошлины, транспортных расходов и т.п., достаточно несложно. Другое дело, когда за юридическое сопровождение процесса стороны заплатили абсолютно разные суммы.
Допустим, при сравнительно одинаковом объеме и сложности работы (для представителя истца – написание искового заявления, для представителя ответчика – отзыва на иск, для обоих – участие в судебных заседаниях) истец заплатил 50000 рублей, а ответчик – 100000. Если требования истца удовлетворены наполовину, после проведения зачета получается, что истец будет должен компенсировать второй стороне 25000 рублей.
Нам представляется, что справедливым подходом было бы приведение стоимости сопровождения дела к некоему «общему знаменателю». Поскольку суд не вправе увеличивать сумму расходов, заявленную одной из сторон, в качестве разумных пределов следует использовать меньшую из заявленных сумм. То есть в нашем случае признать разумной стоимостью юридического сопровождения подобного дела сумму 50000 рублей.
Однако такой подход может противоречить некоторым критериям оценки разумности расходов, установленным ВАС РФ, в частности уже упоминавшимся особенностям конкретного исполнителя: рейтинг, квалификация, качество фактически оказанных услуг и т.д.
Применение подобных критериев при пропорциональном распределении расходов порождает весьма противоречивую ситуацию: фактически признается процессуальное неравноправие сторон, так как привлечение более дорогого исполнителя позволяет стороне извлечь реальную экономическую выгоду. На наш взгляд это является дополнительным аргументов в пользу порочности практики использования субъективных критериев при оценке разумности расходов.
Правила о пропорциональном распределении судебных расходов не применяются при рассмотрении:
1) Иска неимущественного характера, в том числе имеющего денежную оценку требования, направленного на защиту личных неимущественных прав (например, о компенсации морального вреда).
Надо полагать, это обусловлено спецификой возникающих между сторонами правоотношений и особенностями оценки требований. Например, размер компенсации морального вреда определяется судом, а не истцом (за исключением случаев признания иска и заключения мирового соглашения), в связи с чем обоснованность заявленной истцом изначально суммы не может быть объективно установлена.
2) Иска имущественного характера, не подлежащего оценке (например, о пресечении действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения).
В этом случае отсутствует возможность объективной оценки пропорции между удовлетворенными требованиями и требованиями, в удовлетворении которых отказано.
3) Требования о взыскании неустойки, которая уменьшается судом в связи с несоразмерностью последствиям нарушения обязательства, получением кредитором необоснованной выгоды (статья 333 ГК РФ).
Уменьшение судом неустойки не свидетельствует о несоблюдении истцом разумного подхода при предъявлении исковых требований, поскольку расчет может быть произведен на основании договора, заключенного сторонами. В этой связи частичный отказ в удовлетворении обоснованных требований истца не должен умалять право последнего на получение справедливой компенсации понесенных им расходов.
Автор: Петряков Д.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о